Что будет если сбежать из больницы

Побег из психбольницы: почему особо опасные психически больные убийцы свободны и безнаказанны

Что будет если сбежать из больницы

Санкт-Петербург, 1 сентября.

Первого сентября из Дружносельской психиатрической больницы в Ленобласти сбежали двое опасных пациентов, находящихся на принудительном лечении, оба – за убийства.

Ровно 7 лет назад из этой же больницы сбежал еще один опасный пациент – Вячеслав Дацик (Рыжий Тарзан). Корреспондент ФАН убедился, что за эти годы в системе охраны ничего не изменилось.

Утром 1 сентября стало известно, что из Дружносельской психиатрической больницы в Гатчинском районе сбежали двое пациентов 27 и 33 лет. По информации СМИ, они сорвали с оконной решетки навесной замок, выбрались из здания и покинули территорию медучреждения.

Уточняется, что старшему назначено принудительное психиатрическое лечение по делу об убийстве, совершенном в 2015 году, его товарищу – по делу об избиении до смерти в 2012-м. Оба считаются особо опасными пациентами. 

«Ищем пациентов вместе с полицией»

Заместитель главврача по медицинской работе Людмила Татаринова спокойна. Она подтвердила ФАН факт побега, однако какую-либо информацию о пациентах, а также о том, удалось ли выйти на их след, сообщить отказалась, сославшись на медицинскую тайну. Однако на некоторые вопросы корреспондента ФАН ответить согласилась:

– Людмила Модестовна, так случилось, что я была в вашей больнице ровно 7 лет назад – 1 сентября 2010 года, когда оттуда сбежал Вячеслав Дацик.

Меня поразили дырки в деревянном заборе и практически полное отсутствие какой-либо охраны, несмотря на то, что на нескольких отделениях у вас содержатся особо опасные пациенты, направленные на принудлечение по решению суда.

 Скажите, за эти 7 лет в организации охраны что-то изменилось?

– Ничего не изменилось. А что должно измениться? Мы остаемся, в первую очередь, лечебным, а не тюремным учреждением, поэтому никакой особой охраны нам не положено. У нас есть прогулочный дворик с металлическими ограждениями, за периметром и территорией следит охранное предприятие, как и в любой другой больнице. Медицинский персонал осуществляет уход и надзор.

– Я помню, что 7 лет назад уход и надзор осуществляли чуть не ли бабушки-санитарки…

– Персонал разный, но никто у нас с оружием или дубинками не ходит, у нас не камерный, а лечебный процесс.

– Насколько сбежавшие больные опасны?

– Не могу говорить. Сейчас в СМИ со ссылкой на полицию подается во многом недостоверная информация, но мы не можем ее комментировать, закон не позволяет. Полиция тоже не скажет вам в интересах следствия, мы – из-за медицинской тайны и в соответствии с законом о психиатрии.

– Хорошо, но тогда скажите о том, что можете. Например, вы как врач не считаете, что все-таки в больницах подобного типа, где содержатся особо опасные душевнобольные пациенты, охрана должна быть усилена? Мне чисто по-человечески как-то не по себе, что психбольной убийца может фактически в любой момент уйти из медучреждения и пойдет бродить по улицам.

– Бегут и из больниц, и из психбольниц, и из тюрем. Но наши пациенты – они больные, они судом освобождены от уголовной ответственности, и поэтому к ним могут применяться только меры медицинского характера. Поймите, они – пациенты, а не заключенные. Куда обычный правонарушитель направляется после суда? Правильно, в тюрьму.

А если суд признает их душевнобольными, то они направляются в медицинские учреждения. Их отличие от преступников в том, что суд признал их больными и направил на лечение. Именно суды после соответствующих экспертиз это определяют и освобождают из зала суда не в тюрьму, а на волю, то есть домой или в больницу, это как решит суд.

А потом мы с полицией их и разыскиваем, чтобы исполнить именно это решение суда.

Охрана психбольницы – дощечка с тряпочкой и бутафорская видеокамера

Психиатр не лукавит – закон действительно говорит о том, что человек, признанный судом психически нездоровым, освобождается от уголовной ответственности. Гуманно это или нет по отношению и к душевнобольному, и к его потенциальным жертвам – если ему удастся сбежать и что-то сотворить не свободе – вопрос весьма спорный.

Напомним, сбежавший из Дружноселья Дацик (боец без правил Рыжий Тарзан), также признанный психически больным, затерроризировал весь персонал больницы и в итоге даже не сбежал — просто ушел из больницы через дыру в деревянном заборе, предварительно пожарив шашлыки. На свободе он ограбил салон сотовой связи, а затем, находясь в розыске, спокойно пересек государственную границу РФ и перебрался в Норвегию. Там его тоже поймали почти случайно – он слишком явно размахивал оружием на улице.

Как убедился тогда корреспондент ФАН, сбежать из отделений даже с интенсивным наблюдением можно, не будучи 120-килограммовым Дациком. Персонал — хрупкие женщины. Камер наблюдения нет либо они бутафорские.

Есть, правда, тревожная кнопка — случись что, на подмогу прибежит обычный дежурный врач. Максимум, что может сделать персонал, успокаивая особо буйных — укол аминазина. Чтобы зафиксировать буйных больных, санитаров тоже нет.

Приходится просить помощи у таких же пациентов.

Мы погуляли тогда по территории Дружносельской больницы: прогулочный дворик огорожен сеткой – тоньше, чем у птиц в зоопарке. При желании ничего не стоит перелезть через эту сетку и выйти на волю: ворота в 50 метрах открыты настежь, огромные дыры в заборе стыдливо прикрыты тряпочкой.

Завотделением, где лежат особо опасные больные (и где тогда лежал Дацик) Анна Чаплыгина рассказала тогда, что неоднократно обращалась к руководству с требованием либо перевести Дацика обратно на Арсенальную (в тюремную больницу – ред.), либо обеспечить какую-то иную охрану. Но безрезультатно. 

«Нам было очень страшно, к нему невозможно было подойти. Если раньше мы могли вызвать усиление, полицию, одеть на особо буйного наручники, то теперь мы соблюдаем права пациентов.

Мы не можем насильно даже укол сделать. Дацик, например, просто отказывался от любого лечения, спал, ел, пил, когда хотел, разгуливал по территории больницы с шампурами, а мы ничего не могли сделать.

Мы абсолютно беззащитны», – жаловались врачи.

С 1989 года все психиатрические больницы, в том числе специализированные, перешли в полное ведение Минздравсоцразвития. Отменили усиленную охрану, спецсредства, даже тревожные кнопки срезали и демонтировали пульты. 

Врачи жалуются, что даже вопрос о переводе больного на другое отделение или в другую больницу решается долго, и процесс очень забюрократизирован.

Например, переосвидетельствование относительно правомочности применения принудительной меры лечения необходимо проводить каждые 6 месяцев, фактически едва ли не по каждому поводу медики обязаны извещать суд и только через суд решать даже элементарные вопросы.

Самый гуманный в мире

Сейчас, возможно, решетки покрепче, да и дырку в заборе заделали. Однако во всем остальном ничего не изменилось – если судить по тому, что сбежавшие сегодня пациенты откуда-то приволокли огромную лестницу, по которой сбежали со второго этажа, и металлический инструмент, которым, вероятно, сломали замок на решетках.

Врач-психиатр Виктор Баранов, много лет проработавший в самой закрытой психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением на Арсенальной улице, так и в том же Дружноселье, комментирует ситуацию:
«Тип лечения определяется судом на основании судебно-психиатрической экспертизы.

Если суд решит, что больной социально не опасен, то даже на время следствия он может находиться в обычной больнице. При этом, по данным ГНЦ судебной психиатрии им.

Сербского, в принудительном лечении нуждается около 83% душевнобольных, совершивших преступление, причем до 70% обвиняемых, страдающих шизофренией, совершали под влиянием бреда или галлюцинаций самые тяжкие преступления».

Например, только в больнице тюремного типа на Арсенальной улице больше половины пациентов — убийцы, причем, по признанию врачей, только 10% из них совершили преступление по причине болезни.

Остальные —  больные под вопросом или умело симулирующие,  все лечение которых направлено на снижение уровня агрессивности и общественной опасности. При этом уже через 3 года самые отъявленные убийцы выйдут на волю — считается, что именно за 3 года больной перестанет быть опасным для окружающих.

Естественно, что преступники стараются «закосить» вовсю – лучше гулять в дворике Дружноселья, чем сидеть в тюрьме.

Однако врачи-психиатры предпочитают гуманные методы. Как ранее комментировал в интервью ФАН эту проблему главный психиатр Петербурга Александр Софронов, «большая часть психически больных совершает преступления по тем же мотивам, что и психически здоровые. На одно преступление психически больных – тысячи преступлений здоровых». 

В отношении больных, совершивших преступления, действует система, обеспечивающая различные режимы помощи: от лечения в больницах специального типа до амбулаторного наблюдения. 
Однако в неформальном общении врачи-психиатры не скрывают, что значительная часть контингента психбольниц должна находиться не за деревянным забором с тряпочкой, а в больнице с полноценной охраной.

«Современная наука не имеет метода, позволяющего предсказывать поведение человека – как больного, так и здорового. Не уверен, может ли он в принципе существовать. Отдельные больные с тяжелыми деликтами (преступлениями) находятся в нашей системе десятилетиями, даже с внешне нормальным поведением», – считает главный психиатр Санкт-Петербурга.

Источник: https://riafan.ru/947743-pobeg-iz-psihbolnicy-pochemu-osobo-opasnye-psihicheski-bolnye-ubiicy-svobodny-i-beznakazanny

Как можно уйти из больницы под расписку?

Что будет если сбежать из больницы

Пребывающие в больничных условиях, на лечении, люди, сталкиваются с необходимостью покинуть стационар раньше времени. В таком случаи, личности могут уйти из больницы под расписку, которая оставляется лечащему врачу или медицинской сестре.

Покинуть за посредничеством этого документа больничные стены могут личности, берущие полную ответственность за свое здоровье на себя и подтверждающие, что в случаи ухудшения состояния, врачебной вины в этом не будет.

Почему не отпускают врачи?

Медицинские сотрудники не отпускают своих пациентов из больничной палаты потому, что на это имеются следующие причины:

  • специалист, наблюдающий за состоянием здоровья больного, не имеет полной уверенности в том, что оно является стабильным;
  •  врач рекомендует пациенту дополнительно остаться в лечебном учреждении, чтобы убедиться в отступлении болезни;
  • состояние пациента не позволяет ему самостоятельно выходить за рамки клиники;
  • пациент имеет медицинскую страховку, которая обязывает врача держать человека в условиях стационара не исключительно до момента выздоровления, а на период, который рассчитан на лечение проблем того или другого типа;
  • финансовый аспект медицинского страхования не разрешает медицинским сотрудникам выписывать пациентов ранее установленного договорами срока.

Если личность, имеющая патологию и обратившаяся для ее устранения в больницу, является субъектом страхования, то больница получит за ее лечение деньги только в том случае, когда человек проведет там достаточное количество времени.

Во избежание потери материальной компенсации, доктора держат в палатах тех пациентов, которым можно отправляться домой, но некоторые все же уходят раньше срока, оставляя расписку. Пациенты имеют на это полное право, но идут на встречу медицинским сотрудникам, чтобы и они получили свою выгоду.

Как уйти из больницы под расписку с ребенком?

Если ребенка мама забрала днем, написав расписку сестре или другому медику, то покинуть стены лечебного заведения женщина может ненадолго. Когда малышу еще требуется лечение, а мама забрала его домой раньше срока, ей придется не просто оставить расписку, но написать подтверждение того, что она полностью берет на себя ответственность за ситуацию, которая может привести к ухудшению.

Только в этом случае, врач отпустит маму с ребенком домой, сняв с себя ответственность за ухудшение состояние малыша.

Если состояние маленького пациента не критическое, терапия может проводиться в домашних условиях, то под расписку можно покинуть клинику на день или пару, написав расписку о том, что в случае ухудшения, мама сразу же приведет чадо обратно.

В этой ситуации, врачи идут навстречу женщинам, поскольку маленькие пациенты быстрее выздоравливают в комфортных для себя условиях, чем серых палатах.

Уход на время

Клиники, особенно государственные, держат людей в стационаре, даже если они могут некоторое время отсутствовать, чувствуя себя хорошо. Чтобы не сидеть в палате регулярно, больной может договориться со своим лечащим врачом о периодических уходах, заключающихся в следующих моментах:

  • личность покидает лечебное заведение в дневной или ночной период, но на момент обхода возвращается в условия стационара;
  • субъект отлучается на пару часов из своей палаты, чтобы сходить домой, помыться, взять свежую одежду или что-то купить;
  •  можно отлучиться на некоторое время для решения своих проблем.

Когда удается договориться с медицинским специалистом о недолгом отсутствии, пациент должен понимать, что он не имеет права подставлять врача, вошедшего в его положение. Субъекту необходимо вовремя вернуться в палату, делая это самостоятельно даже при условии ухудшения самочувствия.

Уход без выписки

Переговоры с лечащим врачом некоторым пациентам дают привилегию, под названием уход без выписки. Это разрешается тем, кто имеет медицинское страхование, но выздоровел раньше срока, необходимого для проведения полной терапии. Уговорив врача на такое ослабление, ожидая момента, когда нужно вернуться за выпиской, нужно будет удержаться от таких практик:

  • отсутствие обращений в другую поликлинику или частную больницу;
  • полный отказ от вызовов скорой помощи;
  • отказ от использования медицинских услуг, которые предусмотрены согласно полиса страхования.

Решаясь на этот рискованный шаг, личность должна обладать полной уверенностью в том, что на протяжении пары дней, которые нужно быдло провести в стационаре, хуже ей не станет. Если сомнительные моменты присутствуют, то лучше остаться в палате и перетерпеть еще пару дней.

 Отказ от лечения

Факт невозможности договориться с медицинским работником дает пациенту право выполнить отказ от лечения, написав расписку соответственного формата. Нюансы выполнения процесса этого характера являются следующими:

  • пишется отказ по специально утвержденному образцу;
  • документ составляется на имя заведующего отделением, где пребывает больной;
  • человек пишет подтверждение того, что с момента составления документа, ответственность за его здоровье врачей не касается.

Поступая по этому алгоритму, субъект будет полностью ответственным за ухудшения своего состояния, а лечебное заведение не получит за него деньги, которые были бы выделены при прохождении полного курса терапевтических мер.

Самовольный уход

Отдельные пациенты покидают стены терапевтического отделения, без уведомления об этом медицинских сотрудников. Поступая так, субъект сталкивается со следующими моментами:

  • лечащий медицинский специалист его выписывает, не учитывая присутствующего состояния здоровья;
  • человек не имеет права на получение больничного листа;
  • медицинские сотрудники вызывают работников полицейской службы, чтобы разыскать сбежавшего больного и
  • вернуть его на лечение, если состояние здоровья срочно в этом нуждается.

Работающие субъекты, которые ушли самовольно и не получили выписку из клиники, на работе вынуждены будут отчитываться за прогулы. Закончиться это может увольнением.

Когда можно уходить?

Уходить из клиники человек может, хорошо взвесив ряд плюсов и минусов этого поступка.

Если медицинские сотрудники настоятельно просят остаться в условиях стационарной обстановки, то прислушаться к их мнению необходимо.

Перетерпев пару лишних дней, личность получит выписку, больница деньги, не будет прогулов на работе и рисков ухудшения. Покидать стационар можно в случае выздоровления и при отсутствии угроз.

Требования и правила составления расписки

Уход пациента со стационара клиники, пример расписки образец утверждает, если бумага написана правильно.

Составляется и оформляется она по таким правилам:

  • написать название документа;
  • указать свои личные данные, паспортную информацию и ведомости о прописке;
  • написать от руки о том, что врачи прояснили ситуацию о том, что будет при преждевременном уходе и согласиться взять ответственность за все, что произойдет, на себя, не обвиняя ни в чем врачей;
  • поставить дату и подпись.

Покидая клинические стены за посредничеством расписки, человек должен полностью понимать, что теперь врачи не несут ответственность за его лечение и состояние здоровья.

Советы мамам

Желая преждевременно покидать клиническую палату с маленькими детьми, родителям нужно полностью осознать, что ответственность за здоровье и жизнь чада ложиться полностью на них. Если взрослые личности готовы к этому рисковому моменту, то стоит писать расписку соответственного формата, образец которой выдаст доктор, отправившись домой.

Родители, которые не готовы принимать на себя ряд рисков, должны перетерпеть еще пару дней, оставшись в условиях стационара. Удерживать в клинике насильно никого не имеют права, пациент сам должен трезво оценить ситуацию, решив, важнее ему пару свободных дней дома или здоровье.


по теме:

Источник: https://oraspiske.ru/vidi/ujti-iz-bolnitsy-pod-raspisku

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.